Случай 15 нельзя «разбрасываться» своими подписями

Врач с обширной практикой и с хорошими заработками обратился к адвокату, пояснив, что дал взаймы коллеге – хозяйке и руководителю стоматологической клиники – крупную сумму денег, прошло почти три года, а она денежные средств не возвращает, расписка имеется. Дело из разряда несложных, через пару судебных заседаний было вынесено решение о взыскании денежных средств, после вступления решения в силу получен исполнительный лист и предъявлен к исполнению.

 Но тут появился иск от сестры должника к врачу на взыскание практически такой же суммы денег, и в доказательство был предъявлен расходный кассовый ордер трёхлетней давности с оригинальной подписью врача с расшифровкой и договор цессии, в соответствии с которым право требования этой суммы переходит от стоматологической клиники, в которой должник была руководителем, к сестре должника. «Порывшись» в памяти, врач пояснил, что с этой клиникой он состоял в договорных отношениях, и, скорее всего, что-то подписывал, так как раньше отношения были хорошие и доверительные.

Позиция защиты была сформирована следующим образом: если из кассы юридического лица выдавались какие-то денежные средства, то сведения об этом должны иметься в бухгалтерии, поэтому в судебном заседании было заявлено ходатайство о предъявлении документов бухгалтерского учёта, а также балансов (в которых отражается строка заёмные средства) и т.п. Однако представитель истцы заявила, что документы  переданы конкурсному управляющему, так как предприятие находится в стадии банкротства. Получить что-либо от конкурсного управляющего не удалось, после чего было заявлено ходатайство о проведении экспертизы по определению давности выполнения надписей на расходном кассовом ордере, а также договора цессии (он тоже был давний). После проведения экспертизы выяснилось, что подпись врача выполнена в тот период, который указан в ордере, а вот надпись о сумме, которая была якобы получена, и её назначении (в долг) — значительно позже, незадолго до предъявления иска. Более того, экспертизой установлено, что исследуемые документы подвергались агрессивному термическому воздействию, применявшемуся для искусственного «старения» документа. Выводы эксперта послужили снованием к отказу в иске, кроме того, явились основанием к возбуждению уголовного дела по признакам мошенничества. При расследовании уголовного дела оказалось, что есть ещё пострадавшие на крупные суммы от действий мошенницы, итог – 5 лет лишения свободы по ч. 4 ст. 159 УК РФ (мошенничество).